Вложения и доверие: какой поддержки ждет реальный бизнес от власти?

Раз в неделю правительство Орловской области проводит встречи с представителями бизнеса для того, чтобы предприниматели могли рассказать о  возникающих в связи с изменившейся ситуацией проблемах, «сверить часы» и оперативно поддержать местных производителей продукта и услуг в условиях санкций, сбоев логистики и нестабильности банковской системы.
О том, какой поддержки ждут региональные предприниматели-производственники от органов власти в ситуации тотального давления на российскую экономику, беседуем с Екатериной Сидоровой, руководителем объединения орловских швейных компаний «Айор-групп».
- Екатерина, расскажите о вашей работе. Насколько известно вы не раз представляли орловский легпром на отраслевых всероссийских и международных выставках.
- Наше предприятие на рынке пять лет и у нас хорошая репутация. Мы шьем высокотехнологичную спортивную одежду для велосипедистов, лыжников, бобслеистов, пловцов, биатлонистов, триатлонистов. Для того, чтобы форма была эргономичной, дышащей, сохраняющей или наоборот позволяющей отводить тепло, нужны специальные ткани и специальный крой. Например, в триатлоне соревнования построены так, что спортсмен сначала плывет, потом едет на велосипеде, потом бежит – и все это в одном спортивном костюме, не меняя формы. Значит, одежда должны быть удобна во всех этих движениях и ситуациях, соответствовать всем требованиям современного спорта. Наша компания – одна из трех крупных в стране, кто шьет одежду для спортивных федераций, для команд, участвующих в международных соревнованиях и турнирах. Но и для массового спорта у нас тоже есть линейки одежды, для соревнований мы шили много – старты Grom, марафоны в Москве и Петербурге, Казанский полумарафон  - нам заказывают форму для команд.
- Что происходит с вашим производством сейчас? Кризис как-то отразился на работе предприятия?
- Для формы, которую у нас заказывали, нужна итальянская ткань, это не наша прихоть или какие-то сверхзапросы. Есть мировые стандарты и нормы для пошива одежды спортсменов: из чего, как и почему именно так. В России нужных материалов не производят, их вообще мало где делают. Поэтому нет проблемы выбора: не поставляют Италию, шей из своего или китайского. Своего просто нет, а китайские аналоги необходимо закупить партиями не менее одной тонны, чего позволить себе пока не можем. Плюс не производится здесь фурнитура, которую мы используем – мягкие канты, силиконовые ленты, вкладки которые вшивают в «обмундирование» велосипедистов. Все это заказываем за рубежом. Но, что показательно, наши итальянские партнеры нам не отказали – для нас уже второй месяц держат рулоны ткани, готовы продать и отправить в Россию. Но совершенно пока непонятно, как это будет доставлено сюда – логистика нарушена. И второй момент – все российские банки, где у нас счета, оказались под санкциями, не переводят рубли в валюту, и мы не можем расплатиться с поставщиком. Дорогостоящее оборудование, которое нужно для печати на ткани и закупалось именно для создания спортивной профессиональной одежды, сейчас простаивает.
- Как вы выходите из положения? Производство же не остановлено?
- Работаем. Пришлось перестроиться на повседневную спортивную одежду, наши конструкторы разработали новую линейку, отшили. Есть запросы от клиентов на пошив экипировки, на костюмы для плавательных групп, но это пока все в подвешенном состоянии из-за тканей, логистики, оплаты. Чтобы продвигаться, завели страницу в ВКонтакте – впервые. Потому что раньше нам не нужна была реклама, заказы шли постоянно, нас хорошо знали клиенты. Сейчас отлаженная модель бизнеса рушится. Для малого бизнеса это тяжелый удар.
- В чем сейчас самая большая боль производственников, и какие меры необходимы для настоящего развития отрасли?
- Есть несколько моментов, которые сейчас критичны для любого производства. Первый – это цена аренды помещений, в которых располагаются наши цеха. Большинство орловских производителей не могут себе позволить снять просторное светлое помещение с нормальными условиями работы для сотрудников, чтобы было все необходимое и  находилось в хорошем месте, не на окраине. Аренда помещений в Орле очень высокая, никто не регулирует ценообразование. Мы уже дважды меняли помещение, оставляя по полмиллиона собственных средств, вложенных в ремонт и оснащение цеха необходимыми системами пожарной и прочей безопасности, электрикой. Просто потому, что нам поднимали арендную плату. Нам бы очень помогло, если бы администрация начала предоставлять производственникам помещения в аренду надолго и недорого – путь не в лучшем состоянии. Зная, что мы тут будем работать много лет, сами сделаем ремонт, выполним все требования безопасности для обустройства нашего коллектива.
- А что с налогами и сборами? И прочими вещами, которым надзорные органы «кошмарят бизнес».
- С налогами картина такая: даже если швея получает минимальную зарплату в 15 000 рублей, работодатель должен заплатить за нее 7500 рублей  налогами и отчислениями во все страховые фонды. Относительно послаблений давления со стороны ФНС в пандемию – мы этого не заметили. Была необходимость в прошлом году отсрочить платеж по НДС и наши юристы написали письмо в налоговую с просьбой позволить заплатить позже. Но нам ничего не отсрочили, а просто заблокировали счета. В результате мы не могли расплатиться с поставщиками, заказчик ждал товар, все пошло не так. И не только у нас такие проблемы.
- Государство анонсирует снижение ставок по кредитам для предпринимателей. Как вы оцениваете такую поддержку?
- Нам предлагают кредиты по сниженным ставкам, в том числе для того, чтобы сохранить рабочие места. Предприниматели понимают, как это важно, лучше всех. При этом заказчики в нынешних условиях останавливают заказы, мы не можем обеспечить швей работой, но платим зарплату день в день. Льготный кредит в 5 миллионов рублей, взятый на 18 месяцев, наша компания будет погашать суммой в 277 тысяч рублей в месяц. Прибавьте аренду ежемесячно по недружественной цене, плюс налоги и отчисления с зарплат работников. Это большие деньги для малого бизнеса – с учетом падающего спроса и пока непонятного нам рынка сбыта. Сейчас все малые и средние производства «проедают»  свои запасы, но если государство не поддержит созидательные бизнесы, как бы нам ни было больно, люди пойдут на биржу труда. Конечно, у нас есть возможность обратиться за льготным кредитом в Фонд микрофинансирования в центре «Мой бизнес», возможность получить средства на продвижение от Центра кластерного развития и Центра поддержки предпринимательства. Но гораздо эффективнее было бы не кредитование, а дотации. Дайте нам финансирование на развитие производства – мы отработаем, отчитаемся до копейки, будет реальный результат. Любому производству нужна господдержка, нужны долгосрочные вложения, особенно сейчас.
- А проблемы с логистикой, с оплатой заказов – как-то сейчас правительство области помогает решать?
- Да, помогает. Мы с помощью специалистов из администрации региона написали заявку в Министерство транспорта для того, чтобы получить заказы из Италии. Для переводов валюты за товар нам предложили открыть счет в Газпромбанке, занимаемся этим.
- Не секрет, что рынок спортивной одежды в России был прочно занят зарубежными брендами – от доступных до премиальных. Есть мнение, что именно сейчас, когда они ушли, у российских производителей появится возможность занять освободившиеся ниши.
- Да, можно без преувеличения сказать, что доля наших производителей тут была ничтожна. Зарубежные «киты» покинули российский рынок, даже приложения работать перестали. Покупатели взяли паузу – как говорится, тренируются в том, что есть. Но для нас, как производителей, важнее даже пока не это, а поведение крупных торговых сетей, спортивных ритейлеров. Мы написали письма всем: и «Спортмастеру», и «Декатлону» и другим, предложив свою продукцию. Высокого качества. Написали, что готовы вложиться и шить коллекции, чтобы заполнить наши магазины российской спортивной одеждой. Нам даже не ответили хоть какой-то отпиской для приличия. Это наводит на мысль, что крупные продавцы выжидают – надеются на возвращение покинувших Россию компаний или ищут обходные пути доставки. Но российской  легкой промышленности все эти «прорывы модной блокады», которые могут пойти с подачи торговцев, способны только навредить. Как мы воспользуемся ситуацией и будем развиваться, если через некоторое время сюда вдруг потечет дешевый контрафакт?  Считаем, что государство должно четко поставить точку в отношениях с зарубежными производителями, которые ушли. Не только не поддерживать их возвращение, но и запретить. Российские производители способны сшить любую вещь качественно и красиво. Но нам необходим рынок сбыта, открытый доступ к покупателю – в этом нужна поддержка и помощь государства.
- Как вы оцениваете потенциал электронной торговли? Маркетплейсы за время пандемии продемонстрировали небывалый рост продаж.
- Нельзя отрицать роль онлайн-продаж, они очень помогли производителям в ковидный период. Но сейчас мы столкнулись с беспрецедентным давлением именно в интернет-пространстве. Фейки, взломы, DDoS-атаки. Люди боятся вводить персональные данные – непонятно, как ими воспользуются. Кроме того, есть разница между посмотреть на вещь картинке или потом получить ту же вещь с качеством ниже ожиданий в примерочной известного магазина. А ведь чтобы заказать вещи в примерку, приходится платить вперед. Но людям сейчас вообще страшно тратить деньги. Поэтому, мне кажется, рано списывать со счетов старую добрую обычную торговлю.
- В прошлом году показ орловских брендов ошеломил публику. Никто не предполагал, что в Орле шьют вещи такого качества. Магазин орловских брендов и производителей был бы востребован в Орле?
- Я думаю, что в любом месте магазин качественной красивой одежды не по заоблачным ценам будет востребован. В Орле для этого нужно помещение в удобном людям месте с льготной ценой аренды и договоренности между компаниями, которые захотят в этой точке выставить свой товар. Кластер Легром может в этом помочь, и думаю, найдутся производители, которым такое предложение будет интересно. Нам было бы интересно.
Беседовала Надежда Рипинская